May. 14th, 2012

routir: (Default)
17 августа 1890г. в Артиллерийской слободке, на ул. Артиллерийской  освящена церковь во имя Трех Святителей( Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста), построенная на средства потомственного почетного гражданина Василия Феолого. Строительство и убранство церкви обошлось в 75 тыс. рублей.

Фотография сделана со второго этажа Греческого училища, которое в 1890г. переместилось из дома Феолого на улице Екатерининской в новое двухэтажное здание на улице Артиллерийской напротив новой греческой церкви Трех Святителей (теперь на этом месте стоит часть здания современного «Пассажа» Центрального рынка). В первом этаже училища располагались вместительный актовый зал и две классные комнаты. Еще пять классных комнат, библиотека, приемная и кабинет заведующего училищем находились на втором этаже. Две жилые комнаты первого этажа, имевшие отдельный вход со двора, занимали священник греческой церкви и постоянно находившийся при училище сторож.

Церковь на фотографии Проскудина-Горского (1905г.)

Теперь об Аверченко. Детство «короля смеха» было не слишком то веселым. В его рассказах то и дело проскальзывают полунамеки-полужалобы на одиночество, ненужность, непонятость… А в особо грустные минуты мальчик попросту уходил «на несколько верст от города и, пролеживая целыми днями на пустынном берегу моря, у подножия одинокой скалы, мечтал». Да, помечтать приходилось забираться подальше, так как в самом городе лучше было держаться своего района, а то замечтаешься и пересечешь ненароком невидимую границу, где тебя с готовностью и азартом тут же отлупят «местные». Между районами шла необъявленная, но ежедневная и беспощадная война. Аверченко неоднократно повествует о жестоких, нешуточных, почти недетских драках. «Существовали два разряда мальчиков: одни меньше и слабосильнее меня, и этих бил я. Другие – больше и здоровее меня – эти отделывали мою физиономию на обе корки при каждой встрече. Как во всякой борьбе за существование сильные пожирали слабых».

Быт Греческой церкви описан в рассказе "Кулич". Этот кулич Аркаша должен был пойти и освятить в церкви за обещанный отцом рубль. Для начала, спрятав его (для сохранности) под крыльцо, пацан стал размышлять, в какую церковь ему лучше отправиться: «К Владимирскому собору? Там будет Павка со своей компанией… Ради праздничка изобьют, как еще никогда не били… В Петропавловскую? Там будет Ваня Сазончик, которому я только третьего дня дал по морде на Ремесленной канаве((район нынешнего фонтана в сквере им. Марии Байды. Здесь до войны проходила Ремесленная улица, на которой жил в детстве Аркадий Аверченко. В конце 1950-х годов овраг был засыпан и теперь "улица Аверченко"...под землей) . В Морскую церковь – там слишком фешенебельно. Остается Греческая церковь». Это именно та церковь, которая не сохранилась в Севастополе совсем (была разрушена в 1936г.). Она была на Базаре (на месте нынешнего павильона «Пассаж»). Аверченко вспоминал, что в Греческой церкви была большая свобода нравов для них, мальчишек, и что можно было «носиться по всей ограде, отправляться на базар в экспедицию за бочками, ящиками и лестницами, которые тут же в ограде торжественно сжигались «греческими патриотами».

Под катом размещен полный текст рассказа>>> )

routir: (Default)
17 августа 1890г. в Артиллерийской слободке, на ул. Артиллерийской  освящена церковь во имя Трех Святителей( Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста), построенная на средства потомственного почетного гражданина Василия Феолого. Строительство и убранство церкви обошлось в 75 тыс. рублей.

Фотография сделана со второго этажа Греческого училища, которое в 1890г. переместилось из дома Феолого на улице Екатерининской в новое двухэтажное здание на улице Артиллерийской напротив новой греческой церкви Трех Святителей (теперь на этом месте стоит часть здания современного «Пассажа» Центрального рынка). В первом этаже училища располагались вместительный актовый зал и две классные комнаты. Еще пять классных комнат, библиотека, приемная и кабинет заведующего училищем находились на втором этаже. Две жилые комнаты первого этажа, имевшие отдельный вход со двора, занимали священник греческой церкви и постоянно находившийся при училище сторож.

Церковь на фотографии Проскудина-Горского (1905г.)

Теперь об Аверченко. Детство «короля смеха» было не слишком то веселым. В его рассказах то и дело проскальзывают полунамеки-полужалобы на одиночество, ненужность, непонятость… А в особо грустные минуты мальчик попросту уходил «на несколько верст от города и, пролеживая целыми днями на пустынном берегу моря, у подножия одинокой скалы, мечтал». Да, помечтать приходилось забираться подальше, так как в самом городе лучше было держаться своего района, а то замечтаешься и пересечешь ненароком невидимую границу, где тебя с готовностью и азартом тут же отлупят «местные». Между районами шла необъявленная, но ежедневная и беспощадная война. Аверченко неоднократно повествует о жестоких, нешуточных, почти недетских драках. «Существовали два разряда мальчиков: одни меньше и слабосильнее меня, и этих бил я. Другие – больше и здоровее меня – эти отделывали мою физиономию на обе корки при каждой встрече. Как во всякой борьбе за существование сильные пожирали слабых».

Быт Греческой церкви описан в рассказе "Кулич". Этот кулич Аркаша должен был пойти и освятить в церкви за обещанный отцом рубль. Для начала, спрятав его (для сохранности) под крыльцо, пацан стал размышлять, в какую церковь ему лучше отправиться: «К Владимирскому собору? Там будет Павка со своей компанией… Ради праздничка изобьют, как еще никогда не били… В Петропавловскую? Там будет Ваня Сазончик, которому я только третьего дня дал по морде на Ремесленной канаве((район нынешнего фонтана в сквере им. Марии Байды. Здесь до войны проходила Ремесленная улица, на которой жил в детстве Аркадий Аверченко. В конце 1950-х годов овраг был засыпан и теперь "улица Аверченко"...под землей) . В Морскую церковь – там слишком фешенебельно. Остается Греческая церковь». Это именно та церковь, которая не сохранилась в Севастополе совсем (была разрушена в 1936г.). Она была на Базаре (на месте нынешнего павильона «Пассаж»). Аверченко вспоминал, что в Греческой церкви была большая свобода нравов для них, мальчишек, и что можно было «носиться по всей ограде, отправляться на базар в экспедицию за бочками, ящиками и лестницами, которые тут же в ограде торжественно сжигались «греческими патриотами».

Под катом размещен полный текст рассказа>>> )

January 2013

S M T W T F S
  1 2345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 29th, 2017 11:50 am
Powered by Dreamwidth Studios